Приключения операциониста Петра Семеновича Иванова
dedabankir
Одно корпоративное издание писало 15/01/2014
Мы начинаем проект «Стратегия банка своими словами». Это проект каждого из нас!

После конференции каждый ее участник встретится со своей командой, чтобы рассказать своими словами, как он понимает Стратегию и как ее будут воплощать в жизнь в конкретном подразделении.

Операционист Петр Семенович Иванов сломал чайник. Хотя, может быть, и не он, а кто-то другой. Коллектив-то в отделении большой, и к казенному имуществу у народа отношение, мягко говоря, не всегда трепетное. А за каждым не уследишь, и буфетчицу к каждому чайнику не приставишь. Но как бы то ни было, когда Петр Семенович возжелал насладиться неповторимым вкусом чайного раствора из пакетика, который индийские товарищи с трепетом и любовью наполнили высокогорной трухой, у него ничего не вышло. Производитель горячей воды угрюмо игнорировал свои прямые обязанности, не отзывался на призывные щелчки выключателя, а под конец и вовсе отторг эту самую кнопку от своего пластмассового тела. Кнопка упала на пол и была нечаянно раздавлена ботинком старого операциониста.
– Ну вот, попил чайку, – констатировал Петр Семенович и прикинул, где бы ему разжиться кипяточком. – Пройтись разве что по соседям…
Иванов был человеком компанейским, отличался добрым характером и был уверен, что никто ему не откажет. В принципе, он был прав. Так бы оно и вышло. Но не в этот день…

Когда он вышел в коридор, его совершенно не смутила тишина. Приятная, мягкая, она нежно обволакивала психику банковского сотрудника и звала то ли на трудовые подвиги, то ли посидеть в Интернете. К этой тишине он привык за те два дня, в течение которых отсутствовало начальство. Все уехали на какую-то конференцию, целей которой Петр Семенович не знал, но краем уха слышал, что это как-то связано со Стратегией.
Сжимая в одной руке чашечку, а в другой – блюдце, Иванов не спеша двигался в сторону бухгалтерии, где его любили больше всего, и вдруг заметил, что на дверях начальственных кабинетов висят однотипные таблички с призывами: «Не шуметь», «Не входить», «Идет репетиция».
– Странно… – подумал Петр Семенович и на всякий случай насторожился. И не зря! Дверь бухгалтерии распахнулась, из нее спиной вперед выпало чье-то тело, но в ту же секунду было затащено обратно. За ноги. Только несколько длинных бороздок от ногтей на линолеуме навевали тревогу. Из-за закрытой двери глухо доносились крики о том, что «я не буду», «я бухгалтер, а не артист разговорного жанра», «что лучше два баланса сведу» и «вообще стесняюсь своими словами».
– Хм… – Иванов обоснованно решил, что тут ему чаю не нальют, и пошел дальше.
Заглянув в отдел, название которого обычно вслух не произносят, Петр Семенович увидел любопытную картину. Суровые крепкие мужики, склонившись над картой, утыканной цветными флажками, усиленно молчали. Хотя нет, это была презентация. Показалось. Старший из них красочно, как ему казалось, описывал присутствующим что-то захватывающее. И что характерно – тоже своими словами. Слов категорически не хватало, и оратор усиленно помогал себе жестами, в большинстве своем довольно приличными. Петр Семенович повторно насторожился. Почему они все говорят своими словами? Что объединяет этих мужчин и девушек из бухгалтерии? Что вообще происходит? Привлекая к себе внимание, он негромко постучал и машинально указал на чашку. Кто-то из присутствующих так же машинально показал ему на дверь. Обидно? Конечно, да! Но ведь, с другой стороны, бить-то не стали. Это плюс.
Иванов пошел к программистам, к айтишникам. Картина повторилась. Там тоже говорили о чем-то важном и тоже своими словами. При этом играла музыка в стиле регги, и складывалось впечатление (на уровне подозрения, конечно), что в комнате курили. Веселые специалисты высоких технологий пританцовывали и бурно общались между собой. Своими словами? Естественно! Петр Семенович уже и не сомневался, что все вокруг говорят своими словами. Причину он пока так и не понял и, может быть, поэтому до сих пор не испил чайку.
Сходил к друзьям в отдел продаж. Сходил к корпоративным менеджерам. Побывал даже у ревизоров-аудиторов. Отовсюду его гнали и не давали кипятка. Все были заняты, все к чему-то стремились и разговаривали своими словами.
---------------------
В полном душевном расстройстве Петр Семенович вернулся в свой закуточек в ОПЕРО и был тут же пойман управляющим. Застигнут, можно сказать, врасплох.
– Ты где был? – грозно вопросил руководитель.
– За водичкой ходил. Чайник… там у нас… поломался…
– За водичкой?! Полдня?! Будешь наказан! – с этими словами босс хлопнул на стол Иванову солидную брошюру с пламеневшими на ней буквами «СТРАТЕГИЯ». – Расскажешь перед своими.
– Как… расскажешь? – Петр Семенович даже побледнел. Но высокий начальник уже был далеко. Из глубины коридора донеслось только: «Своими словами, коллега. Своими словами!»

Приключения операциониста Петра Семеновича Иванова
dedabankir
Одно корпоративное издание писало 19/11/2013
Что такое талант? Это одаренность, особые способности, которые даны человеку от рождения.
А если рядом внимательный и заботливый наставник, то талант раскроется гораздо быстрее


Операционист Петр Семенович Иванов отпрянул от окна. Это только казалось, что оно выходило в тихий зеленый дворик двухэтажного дома. Вернее не так… И хотя оно выходило именно в такой дворик, была одна причина, по которой Иванов не любил держать открытой даже форточку. Даже летом. Причину эту звали Фрума Рафаиловна – его соседка. Дело, как вы понимаете, было вовсе не в имени, и не в исторических корнях. К этому Петр Семенович относился глубоко безразлично. Просто Фрума была очень шумной женщиной. Буквально и постоянно. Она никогда не работала в банке, поэтому не умела скрывать свои эмоции. А может, не хотела. И скажите вы ей, что в жизни нужно иногда быть тихим и ласковым, да к тому же уметь примерять на свое, с темными кругами под глазами, лицо штатную улыбку, то она вас искренне не поймет и возмутится: – И шо? Если какой-то поц мне будет категорически неприятен, я таки буду нежно сверкать на него во весь свой белоснежный рот!? Да не в жизнь! Я не для того на зубной порошок деньги трачу. И ступал бы он лесом в поисках моего обожания!
Не сказать, что Петр Семенович был полностью согласен с Фрумой, но, где-то в глубине души ей завидовал. А вот за ее громкий голос не любил. Вот и сейчас, отшатнувшись от окна, он чертыхнулся. Во всю мощь своих легких Фрума Рафаиловна разговаривала с балкона со своим малолетним сыном – Борей, который упоенно гонял во дворе мячик.
- Боря, мальчик мой, послушай уже свою мамочку! Сейчас же вернись домой, тебе надо репетировать на скрыпочке! Не надо зарывать свои способности в песочницу, где кошки уже зарыли что-нибудь другое. У тебя талант! Но для того, чтобы стать Моцартом, одних природных данных мало. Нужно много работать над собой, постоянно развиваться….
- Мама, я вас умоляю, - Боря вяло сопротивлялся. – Моцарт разве играл на скрипке?
- Боря, не разбивай маме сердце. Моцарт играл на всем, где можно извлечь звук. Даже на бубне. У меня бубном будешь ты, если я вприпрыжку не увижу тебя дома!
- Мама, я не хочу играть на скрипке! Я хочу в футбол!
- Боря, оно тебе надо? В лучшем случае ты будешь протирать штаны на скамейке запасных в захолустном Ливерпульском клубе. А с музыкой для тебя будет открыт весь мир. Посмотри на дядю Изю! Ему всего сорок лет, а он уже дважды был с гастролями в Житомире! Ты глупый Боря! У тебя проблема с головой, и я буду иметь желание пригласить к тебе наставника!
- Шо, опять? – мячик выпал из рук юного дарования, и Боря уныло поплелся в мир своего музыкального счастья….
…..
Петр Семенович поплотнее задвинул занавески. От греха. Он знал о ком идет речь. То, что этот человек, за три года воспитал 35 руководителей, его не очень смущало. Его даже не интересовали методы, которыми это достигалось. Настораживало другое – куда делись те люди, на место которых они пришли?
Он обратно открыл форточку и зачем-то крикнул: «Боря, держись!»


 

Приключения операциониста Петра Семеновича Иванова
dedabankir
imagesCACORMOF

Одно  корпоративное издание писало 14/08/13
...когда мимолетный взгляд на чуть испачканные землей брюки преступника позволил знаменитому сыщику предотвратить ограбление банка. Злоумышленники применили оригинальную схему подготовки, вели подкоп, но были задержаны с поличным.

Операционист Петр Семенович Иванов испытал чувство стыда. Не совсем такого когда, знаете, лицо кр-р-расное и хочется спрятаться куда-нибудь от позора. Например, закрыться в шкафу, где обычно уборщица хранит свои швабры и ведра, или кинуться сломя голову в дремучий лес и, продравшись сквозь колючие заросли, забраться в дупло и просидеть там до вечера, пока все не уляжется. В этот раз был не тот случай. Всего лишь испачканные штаны... Даже не штаны - одна брючина. Петр Семенович пошел выносить с утра мусор (такая у них в семье традиция) и где-то обтерся. Может в подъезде, может о мусорный бак... Он сам бы и не заметил, да одна сердобольная старушка, которую он традиционно по средам переводил через дорогу, подсказала. Смотри, говорит, милок! Где это ты так увозился? Чисто свинья, а еще в банке работаешь. Тьфу! Не пойду с тобой рядом. С этими словами она выдернула свою сухонькую ладошку из руки Иванова, развернулась на середине проезжей части и пошла обратно на исходный тротуар. Бабка была капризная, из старых питерских интеллигентов и к ее выходкам Петр Семенович уже привык. Поэтому он даже не обернулся, заслышав пронзительный визг тормозов и звук глухого удара. Сама свинья!
Весь оставшийся до работы путь Иванов посвятил изучению запачканной штанины. Там и пятнышко-то было всего-ничего, с пятирублевик, не больше. К тому же оно располагалось ниже колена и в глаза не бросалось. Но после того как пожилая мадам указала на недостаток в его гардеробе, Петр Семенович чувствовал себя крайне неуютно. Ему казалось, что все прохожие пялятся на это пятно, мысленно тычут в него пальцами и беззвучно кричат: "Неряха, неряха!"
До отделения банка оставалось сотня-другая метров. Иванов ускорился...
На крыльце стоял управляющий, нежился под солнечными лучами мирно угасающего августа. Имел право - до начала рабочего дня было еще двадцать минут. А управляющий, хоть и должностное лицо, но тоже был человеком и любил изредка испытать единение с природой. Хоть какое-то...
- Привет, Петр Семенович! Какие погоды-то нынче, а? - управляющий явно был в хорошем расположении духа.
- Ага! - ответил Иванов и хлопнул управляющего по плечу. Слегка, совершенно машинально, но ведь хлопнул!
Управляющий изумленно окинул взглядом Петра Семенович. С ног до головы. Пятнышко... Заметил ли он его? Иванов поспешил ретироваться. Рабочий день он как обычно начал с чтения корпоративного издания. Управляющий тоже. Их совместное "твою мать!" слышали многие.
.......
- Что это за пятно? - в стремлении раскрыть преступление управляющий лично прибыл к Иванову.
- О чем это Вы? Показалось наверное, - Петр Семенович незаметно спрятал ножницы и встал из-за стола. На нем красовались элегантные шорты.-  Что там насчет погоды Вы говорили?


imagesCANHKTGX

Приключения операциониста Петра Семеновича Иванова
dedabankir
imagesCAL0VMKU
Одно корпоративное издание писало 24/07/13
Помните, как в сказке мачеха заставила Золушку перебирать мешки с ячменем и просом, а сама уехала во дворец на бал? Падчерица с заданием справилась, добившись лучших бизнес-результатов в королевстве. Как ей это удалось? С помощью профессионального сообщества: позитивно настроенных друзей: птиц, белок, пажа и наставника – феи.


Операционист Петр Семенович Иванов с негодованием отбросил книжку со сказками в сторону. Его жена едва увернулась. Книга была весьма тяжелой и в случае прямого попадания, могла бы принести серьезные страдания не только в моральном плане.
- Это я детям читать не буду! - лицо его выражало угрюмую решительность, а глаза яростно сверкали так, что можно было сэкономить на электрическом освещении. Казалось, что спорить с ним было абсолютно пустой затеей, но все же жена рискнула. Так-то не первый год в браке - всякое бывало. Авось и сейчас обойдется. Пошумит, да остынет.
- А что не так, Петечка? Сказка-то хорошая, цензурой проверенная с тех еще времен... Да и деткам, смотри, как нравится. Почти уснули,- супруга вытерла руки о передник и кивнула головой в сторону трехъярусной кроватки, занимавшей дальний угол их однокомнатных «хрущевских» апартаментов. Все пятеро детей Петра Семеновича синхронно перевернулись на бочок и притворились спящими. Когда у папашки такое настроение, это было лучшим способом избежать ненужных воспитательных экзекуций. Проверено не раз.
- Что не так, что не так…. Все не так! Это может у вас там на трубопрокатном заводе такая литература считается идейно выдержанной, а в нашей организации лично я считаю ее чтение диссидентством. Я не пойму, кто посмел использовать цитаты из этой «Золушки» в печатном органе нашего коллектива? В нашем словесном зеркале банковской совести? Замусорить святыню корпоративной этики! Нагло и цинично!
- Петечка, но это же всего лишь сказка…
- Да в ней намек. Думай, женщина, о чем говоришь! Как фея карету сделала, помнишь?
- Взяла тыкву, взмахнула палочкой. Всего и делов.
- Палочкой пусть Гарри Потер машет. Направо и налево,- Иванов даже вспотел, возмутившись незнанием супругой азов классической литературы. – Фея сначала разрезала тыкву, вынула из нее всю мякоть и только потом палочкой… При этом тыкву с огорода принесла Золушка. Самую большую и тяжелую: килограмм 20-30, не меньше! А нельзя было просто волшебной силой этот овощ с огорода переместить, и холодное оружие не применять. Зачем девчонку было напрягать?
- Действительно, что-то я не подумала…
- Не подумала… Если они намекают, что Золушка – операционист, то превращение тыквы в транспорт – это процесс. И он явно «хромает». Так получается? Это наезд на наши технологии?
- Петечка, какой ты умный,- супруга Иванова с умилением посмотрела на мужа.
- А то! – Петр Семенович горделиво приосанился. – Или вот еще момент - бал. Кто-то едет на корпоративное мероприятие, а операциониста не берут. Опять нагнетают. Зачем на этом внимание заострять? И потом эти инсинуации насчет гардероба операциониста-Золушки. Ведь можно подумать, что она самостоятельно себе нормального платья купить не может.
- А я так и подумала, - жена Иванова украдкой смахнула слезинку. – Бедненькая…
- Ну вот, и ты туда же. А ведь это в чистом виде вранье. Короче, я принял решение. Сказку надо отредактировать. – Петр Семенович был полон решимости. - Дай мне маркер.
….
Через час Петр Семенович показал супруге обновленную версию «Золушки». Текст ее выглядел так. «Жила-была Золушка. С ней жила мачеха, две сестры и крестная с короткой иностранной фамилией – Фея. Однажды Золушка проявила себя как очень креативный молодой специалист высочайшей работоспособности. Ее заметили и пригласили на работу в Центральный дворец, где жил прекрасный принц. Ее родственников отправили на бессрочную гембу, а вот Фею… А Фею несколько раз заслушали на заседании королевской Ассамблеи. После этого доверили командовать всеми процессами государства, велев при этом почитать определенную литературу. Но волшебную палочку все же отобрали. Ибо нефиг – все должно быть натурально».
Так-то лучше.

imagesCAC8FOPU

Приключения операциониста Петра Семеновича Иванова
dedabankir
untitled
Одно  корпоративное издание писало 18/07/13
...всемирно известный дирижер Теодор Курентзис. Высот в театральном искусстве он достиг в Новосибирске, куда его пригласили музыкальным руководителем театра оперы и балета - самого большого в России. Иностранец решился на смелый эксперимент: он вынес театральные постановки на центральную площадь. И жители по-другому увидели свой город.


Операционист Петр Семенович Иванов увидел свой город. Увидел по-другому. А как, простите, его еще можно было увидеть, если перед тобой поставили такую сложную задачу? Как за два дня до приезда человека ТАКОГО ранга свернуть горы и совершить практически невозможное? Да что там "практически" - абсолютно невозможное!
Когда управляющий вызвал Петра Семеновича, тот понял, что-то случилось. Не премию же хотят дать. Хотя было бы неплохо. Но не было...
- Смотри, Петр Семенович - говорит управляющий.
- Куда?
- Да вообще, по сторонам. Что видишь?
- Да, собственно, ничего особенно. Стены, потолок, окна....
- Вот именно! Ничего особенного. А должно быть во-о-она как, - управляющий произвел руками неопределенный пасс, видимо изображая тем самым красоту вселенского масштаба. - Ты знаешь, кто к нам едет?
- Слышал, - Иванов отработанным движением обреченно вздохнул.
- Нам нужно новое помещение. Вся надежда только на тебя, брат. Можно я сегодня тебя будут называть братом? И завтра тоже. Ну, пока гости не уедут...
- Можно, конечно. Буду счастлив, - соврал Петр Семенович. - Разрешите выполнять?

Он метался по городу, как угорелый. Заходил в различные учреждения, и супермаркеты. Зашел даже на почту и в общественные бани. Вдоль и поперек прочесал все спальные районы. Ничего подходящего... Все какое-то неказистое. Все не то... Совершенно отчаявшись, он возвращался домой. Фонари вечернего города могли бы осветить слезы на его глазах. Однако слез не было. Ведь Иванов был операционистом, а операционисты не плачут. Никогда не плачут. Вдруг, какой-то прохожий спросил, не нужен ли ему билетик на балет. Типа, лишний - девушка не пришла. Петр Семенович вяло отмахнулся: какие там билетики, до театра ли ему. Он сделал еще пару шагов и остановился. Как громом ударенный. Театр! Как же он сразу не догадался! Ну, конечно, театр! Вот же он, рядом. Стоит красавец, переливается огнями. Самый большой в России. Это было спасение.
- Давай свой билетик!
На балет Иванов, понятное дело, не пошел - прямиком к музыкальному руководителю Теодору Курентзису. Тот хоть и иностранец, но мужик был неплохой. Должен понять, должен войти в положение. Вы будете смеяться, но он согласился помочь. Теодор вынес театральные постановки на центральную площадь, а в освободившееся здание въехал банк. Пусть ненадолго, пока не уедут важные гости. Но тем не менее... Переезд происходил ночью, поэтому только утром жители увидели гордо развевающийся над куполом театра флаг с известным логотипом. Они ничего не заподозрили. Подумали – реклама спонсора. Наивные…
Петр Семенович получил отгул. Все-таки это нелегкий труд - таскать в темноте декорации. Пусть отдохнет.

imagesCA7BCCRZ

Приключения операциониста Петра Семеновича Иванова
dedabankir
Одно корпоративное издание писало 16/07/2013
Поменялось обслуживание клиентов, поменялась обстановка в офисах, у сотрудников банка появился драйв.
Этот «драйв» чувствовался в улыбках, заинтересованных вопросах, в желании получить доскональную, исчерпывающую информацию.
Нам больше всего запомнился вопрос о том, какие качества надо развивать, чтобы успешно работать в крупной корпорации. Необходимо развивать силу воли. Нужно стремиться к цели, несмотря ни на какие трудности. И результат будет!


Операционист Петр Семенович Иванов почувствовал неладное. Это чувство не было каким-то неожиданным, спонтанным, взявшимся из ниоткуда... Знаете, как бывает весной: идешь себе по тротуару родного города, солнышко, птички, расслабуха. И вдруг с соседней крыши со страшным грохотом срывается глыба подтаявшего льда и хр-р-р-енак на асфальт метрах в пяти от тебя. Во все стороны брызги, ледяные крошки. Ух! Вот это неожиданно. А у Иванова было не так. То неприятное чувство родилось в глубинах его подсознания давно - четыре дня назад. Постепенно переместилось куда-то "под ложечку", тихо скреблось там и мешало работать.
Да, именно четыре дня назад по городу прошел слух, что у сотрудников банка появился драйв.
Моментально, вернее через несколько часов, сразу в нескольких ВСП были замечены люди в штатском. Поначалу они просто ходили, смотрели по сторонам, прикидываясь клиентами, но в итоге ничего не покупали и депозитов к нам не клали. Их быстро раскусили и перестали замечать. Пусть себе смотрят. Но "штатские" не уходили. Их становилось все больше, они становились все активнее. Молчаливое созерцание, сменилось осторожным "прощупыванием почвы". Это выражалось в их специфических улыбках от которых бросало в дрожь даже матерых консультантов по банковским продуктам. Казалось бы, что эти то на улыбках "собаку съели", а вот поди ж ты... Потом начались заинтересованные вопросы из серии "ни о чем". Наконец, наступила кульминация. В желании получить доскональную, исчерпывающую информацию, один из таких штатских ловко выцепил Петра Семеновича из толпы СОЧЛов, взглядом цвета холодной стали припечатал его к стенке и открыто спросил: "Драйв есть? "
Струйка липкого пота пробежала по спине Иванова, во рту пересохло, адреналин ударил в мозг и там, похоже, закипел. "Что отвечать? Что ему от меня надо? Что вообще это за драйв такой? - мысли путались в голове. – Наверное, надо было все-таки учить английский в свое время. Драйв, драйв... Видимо, это что-то нехорошее, раз этим интересуются ТАКИЕ люди. Что же ответить... Сказать что есть - спросят: где взял? Почем брал? Кому передавал? Сказать нет - не поверят. Весь город говорит, что драйв есть - значит врешь. А вдруг будут пытать? А вдруг повысят процент по ипотеке? ЭТИ могут.
Внезапно Петр Семенович вспомнил, что главное достоинство сотрудника крупной корпорации - это сила воли. И тогда он собрал свою силу воли в кулак. Собрал в оба кулака. И... промолчал.
...
Два дня молчал Петр Семенович. Два дня человек в штатском талдычил как заводной про загадочный драйв. Бесполезно! На третий день штатские исчезли так же внезапно, как и появились. Иванов перевел дух и с гордостью оглядел коллег. Пусть знают, что наш драйв - он только наш. Есть у нас или нет – неважно. Все равно никому мы его не отдадим и никому про него не расскажем.

 

Приключения операциониста Петра Семеновича Иванова
dedabankir
imagesCAKJ75V7
Одно корпоративное издание писало 21/06/2013
С тех пор изменилось многое. Ревизор стал аудитором. Из сурового «уполномоченного лица» превратился в эффективного помощника. Грозные проверки с целью «найти и наказать» сменились конструктивной работой по выявлению системных проблем. Выработка совместных с «бизнесом» решений – кредо современного аудитора банка. Сотрудников службы внутреннего контроля теперь не боятся.

Операционист Петр Семенович Иванов бежал. Он бежал по васильковому полю, по шелковистой траве. Нежился под теплыми лучами солнышка. Нарочито небрежно расстегнутая рубашка развевалась на ветру, который мягко обдувал разгоряченное тело. Высоко-высоко в небе парил одинокий ястреб - высматривал свою добычу. Какого-нибудь дурака-мышонка, который поддавшись всеобщему настроению благости, зазевается возле своей норки. До чего же хорошо на широких русских просторах! Душа поет. Одно худо: за версту видать тебя - уставшего странника. Но, с другой стороны, и тебе все видно.Чу! И верно, вон они! Растянулись цепочкой, перекликаются весело, поблескивают казенными I-Padами. Все, как на подбор: рослые да упитанные. Аудиторы...
Петр Семенович бежал. Васильковое поле оказалось шире, чем виделось с того, лесистого края. Трава уже не была такой шелковистой, неприятно покалывала лодыжки. Солнце жарило все сильнее, все более раскаляя полуденный зной. Промокшая от пота рубаха, хлопала по ребрам, словно паруса фрегата, попавшего в полосу шторма. Тревожно как-то становилось на душе. Казалось, вымерло все вокруг. Ни мышонка, ни комарика. Только ястреб по-прежнему кружит в небе. Нет-нет, да и вздрогнет краешком крыла, повертит башкой, вскликнет пронзительно. Может надо было в лесу схорониться? Где-нибудь под замшелой корягой или в дупле укромном. Хотя нет, нашли бы. Это ж аудиторы! Слышь, как галдят недалече?
Иванов бежал. Из последних сил. Трава... Не трава - солома, как проволока, до самых колен исколола сбитые ноги. Огненный шар нестерпимо палит с небес, превращая в пепел все в округе. Спекся и воздух, и мысли. Серая, вставшая колом от соли, рваная рубаха до крови натерла спину. Ястреб сузил круги. Ничего не боится пернатая бестия. Даже этих... Все ближе они. Со своим боевым "Ау! Ау", наступают на пятки. Ау-диторы....
Поле внезапно кончилось... Каменистый обрыв с бурлившей на дне извилистой речкой. И что? И куда? Некуда... Суровые уполномоченные лица зловеще улыбаются, подступили стеной.
- Ты нас, операционист, не бойся... Подойди ближе...ближе... Ты думаешь - это ревизия? Ты ошибся, операционист. Ревизий больше нет – есть аудиторские проекты. Сейчас ты сам в этом убедишься. Ближе, ближе... Подай-ка нам руку. Давай поработаем... Совместно и эффективно... Почувствуй наше кредо... Ну же, смелей...
- Ага , щас! - Петр Семенович отступал спиной вперед. С обрыва посыпались первые камешки. Еще шажок...
imagesCA23R03Z

Приключения операциониста Петра Семеновича Иванова
dedabankir
imagesCA61BI5X
Одно корпоративное издание писало 17/06/2013
В эксперименте мужчина должен был перейти улицу на запрещающий сигнал светофора. В 3,5 раза больше людей шагнуло вслед за нарушителем в деловом костюме. И это только один пример того, как можно управлять аудиторией.


Операционист Петр Семенович Иванов уже и не знал что делать. Борьба с этим позорным явлением в отделении банка, где он имел честь служить, началась с новой силой. Очередной виток, второе дыхание, новая волна... Можно было придумать еще множество громких лозунгов и красивых ... этих... как его... эпитетов! Но времени на лирику у Петра Семеновича совершенно не оставалось ибо СВЕРХУ была дана команда "фас" (даже так - ФАС!!!). А указующий перст управляющего вполне конкретно объяснял, что и где следовало искоренять. Не совсем понятно было только "как". Как искоренять ее величество ОЧЕРЕДЬ? Управляющий, приоткрыв дверь кабинета, поймал Иванова за рукав спросил просто и негромко: " Видишь ее? Даю три дня..." И исчез в тумане заседания на тему... Да, собственно, какая разница. Просто заседания. Как  всегда.
Петр Семенович смешался с толпой. Он хотел понять откуда у очереди ноги растут. Чего народу дома не сидится и что его сюда так манит? На это он потратил два дня из трех отпущенных. Как оказалось, народ привлекала в банк всего лишь прохлада кондиционера. На улице стояла жара, вот они все и устремились под его защиту.
Что-либо поделать с этим было очень сложно. Кондиционер включался одновременно с компьютерами сотрудников банка и выключался одновременно с ними же. Ав-то-ма-ти-чес-ки! То есть его нельзя было  выключить. А силой выгонять клиентов было тоже невозможно: во-первых этика, а во-вторых - их было больше. И они были сильнее. И количественно, и качественно.
С чувством полной безысходности Петр Семенович брел после работы домой и, как следствие, задумавшись, нарушил правила дорожного движения. Классика - пешеходный переход, красный сигнал светофора, резкий свисток инспектора.
- Нарушаете, гражданин? А еще в банке работаете. Стыдно.
Действительно стыдно. Иванов отцепил бейджик, спрятал его в карман, с тоской вспомнил, что получка еще нескоро и виновато посмотрел на гаишника.
- Штраф?
- Да нет, гражданин, штрафы у нас в прошлом. Вышел закон: кто нарушает - под арест.
- ????
- Да, да... На пятнадцать суток! У нас даже план  есть по этому поводу.
Петр Семенович с ужасом представил, что он скажет на работе после двухнедельного отсутствия.
- На первый раз прощаю, - инспектор был явно в хорошем расположении духа. - У меня сестра в вашей конторе работает. Такого иной раз пораскажет... Жалко мне вас, бедненьких. Ступайте с миром.
И тут Петр Семенович понял, что если клиента нельзя выгнать, то его нужно не пускать. Это же элементарно! У него созрел план.
.....
Темной ночью, теперь уже знакомый гаишник помог Иванову переставить светофор поближе к отделению. Туда же они перетащили вырубленные из асфальта ближайшего перехода полоски "зебры". В восемь часов утра Иванов сделал первый шаг с тротуара. В 3,5 раза больше людей шагнуло вслед за нарушителем в деловом костюме. От стены банка отделилась фигура полицейского. Охота началась....

imagesCALNT10R

Приключения операциониста Петра Семеновича Иванова
dedabankir
Одно  корпоративное издание писало 14/06/2013
Сразу проверить свои способности и знания в «боевых» условиях могут учащиеся финансовых специальностей Читинского института Байкальского государственного университета экономики и права. В Читинском отделении банка существует уникальное учебное подразделение на базе этого вуза.
У выпускников, прошедших «школу жизни» в этом учебном центре, неплохие карьерные перспективы в одном крупном банке.


Операционист Петр Семенович Иванов раскачивался в такт вагону. Старое деревянное сооружение на слегка деформированных стальных колесах, похоже, помнило еще самого Столыпина. Да и точно! Где-то через несколько отсеков-купе подвыпившая компания затянула песню:
....Столыпинский вагон транзитный
Этап меж вехами судьбы.
Столыпинский вагон транзитный
Считает версты и столбы....

Символично! Петр Семенович поплотнее закутался в болоньевый плащ. Зябко... Щели в окнах, вон какие - воробей пролетит, не застрянет. Зато билет недорогой - самое то для операциониста. А тут и ехать то всего ничего. Потерпим. Не в первой. Помнится, ездил он с ревизорами в командировки пару раз. По молодости, по глупости... Так там вообще: вспомнишь - вздрогнешь. А тут даже сиденья мягкие. Местами. Где пакля из-под дермантина не совсем вылезла.

... Столыпинский вагон транзитный
Поставил жизнь босяцкую на кон.
Котомка на плечах, косяк забитый
И вот итог - столыпинский вагон...

Старушка, сидевшая напротив, достала из котомки пачку "Доширака", стала смачно хрустеть сухой лапшой. Характерный синтетический запах щекотал ноздри. Иванов невольно сглотнул слюну. Деньги кончились еще вчера, а кушать хотелось.
- Мать, ее же водой разбавить нужно. Вкуснее будет. Петр Семенович надеялся, что бабка поделится с ним.
- Ась? Не слышу ни хрена, милок. Говори громче. Как корова меня тем летом лягнула, так и не слышу, - лапша стремительно исчезала. Бабулька всем видом выражала сытое умиротворение, и Петр Семенович решил сменить тему разговора.
- А я, мать, в Читу еду. В школу жизни! Слыхала про такую? После нее, знаешь какие карьерные перспективы открываются? У-у-у, что ты ... Вот говорят мужик один....
- Ась? Карьер с песком купил? - бабушка разобралась с лапшой, стряхнула с подола крошки и приложила ладошку к уху. - Ась?
Песня про вагон смолкла. Мутная компания ощутимо напряглась. Конечно, им интересно, что это за господин тут такой, который карьеры покупает. Иванов это почувствовал.
- Да нет, говорю, - он наклонился к старушке и практически проорал. - В школу я еду, учиться...
Блатная компания сразу потеряла к Петру Семеновичу интерес. Что с ботаника взять? А один из них даже проходя в тамбур, протянул ему папироску. - Держи, студент!
.....
Иванов смотрел в окно. По его прикидкам скоро должен быть Байкал. Очень хотелось его увидеть. Прошло два дня. На какой-то станции сошла старушка, вышла и поющая компания. А Байкал все не появлялся. Проводника в вагоне такого класса не было в принципе, а остальные пассажиры русским языком не владели абсолютно. Гастрбайтеры. Спросить было не у кого. Оставалось терпеливо ждать. Этим Петр Семенович и занялся, прислонившись к оконному стеклу. Дремал....
Его разбудил стук в окно. Человек в форменной железнодорожной фуражке показывал знаками: все, мол, приехали – конечная!
Петр Семенович вышел на перрон. Вздохнул полной грудью, закашлялся. Внезапно в небе что-то с ревом пролетело. Иванов машинально пригнулся, почти присел.
- Не пугайся, братишка, - рядом остановился дворник с метлой, сделанной из железного лома.- Ты что, не местный? Это ж обычный метеорит! У нас в Челябинске этой напасти...
- В Челябинске!?!?! Как в Челябинске? Почему в Челябинске? Мне в Читу надо было! - Иванов сыпал вопросами, хотя и понимал, что дворник на них не ответит. - Неужели, я лоханулся, когда билеты через интернет покупал?

P.S. Расстояние в четыре с половиной тысячи километров, разделявшее Челябинск и Читу, Петр Семенович Иванов преодолел ровно за восемь дней. Пешком. За это был принят в "школу жизни" без экзаменов на зависть тысячам других абитуриентов. А между тем, среди них были даже золотые медалисты и выпускники МГИМО! Но разве он это не заслужил?
imagesCAJ1827J

Приключения операциониста Петра Семеновича Иванова
dedabankir
Одно корпоративное издание писало 06/06/13
... торжество технической мысли негативно сказывается на нашем здоровье: мы меньше ходим пешком, предпочитая транспорт, наши дома напичканы разнообразными электроприборами, которые сделают за нас все необходимое.
... 42% мирового населения проводит более четырёх часов подряд в сидячем положении...
...В Китае школьники в обязательном порядке делают зарядку в течение учебного дня, а
в Швейцарии детей добровольно-принудительно отправляют в зимние горнолыжные школы.


Операционист Петр Семенович Иванов с трудом поднялся с дивана. Казалось бы, что может быть проще. Прыг-скок, ноги в тапки и ты уже у холодильника, где на полочке ждет пара банок холодного пива. Раньше оно так и было. Раньше, когда Петр Семенович еще только начинал восхождение по карьерной лестнице. Но лестница эта оказалась эскалатором, ползущим вниз и ему приходилось судорожно перебирать ногами для того, чтобы остаться на месте. "Перебирать ногами" не следует понимать буквально. Скорее наоборот. По роду службы он был вынужден неподвижно сидеть на старом, скрипучем офисном стуле, щелкая клавишами в заданном много лет назад направлении.
Журнал "Здоровье" мягко шлепнулся на пол. Он раскрылся как раз в том месте, где красным фломастером была обведена статья о сидячем образе жизни.
- Слабаки! - Петр Семенович с гордостью расправил плечи. Там что-то хрустнуло, в руку кольнуло. Иванов поморщился. - Тоже мне рекорд, 4 часа не разгибаясь! В нашем отделении банка большинство трудящихся не разгибаются по 10 часов. И ничего.
В глубине души Петр Семенович не особо этим гордился. Конечно, он бы не прочь с удовольствие отражаться в зеркале подтянутым торсом. Был бы не против, чтобы встречные девушки пересчитывали взглядом кубики его пресса, бугрившиеся под футболкой. Однако зеркало в прихожей принципиально отражало то, на что девушки смотреть обычно не хотят. Там отражалось ПУЗО.
А пузо смотрится хорошо лишь в том случае, когда к нему прилагается другая часть тела мужчины. Та часть, которая чем больше, тем лучше. Размер, которой вызывает у девушек бурный восторг и порождает самые чудные фантазии. Эта штука может быть даже потертой или поцарапанной. Для девушек это, как правило, не важно. Главное не вид, а функционал! Это мужской БУМАЖНИК. А вот его то у Петра Семеновича и не было. Вернее был, хотя правильнее было бы назвать его кошельком. Для мелочи...
Судя по всему размеру зарплаты, бумажник у Иванова появится очень не скоро. Поэтому проще было что-нибудь сделать с пузом. Отрезать? Не-не-не... Это слишком кардинально. Записаться в спортзал? Недалеко от дома Петра Семеновича был современный комплекс. Но, сука, цена абонемента.... Не останется денег на продукты. Кстати - это еще один способ избавится от лишнего веса.
Внезапно Иванова осенило. Он быстро схватил журнал (настолько быстро, как позволяли ему хрустящие суставы) и перечитал статью: «- ...отправляют в зимние горнолыжные школы...»
....
В посольстве Швейцарии его заявление о приеме в первый класс не приняли. Говорят - возраст... Рекомендовали обратиться к китайцам. И это называется толерантность? Козлы !

imagesCAFLN2NW

?

Log in

No account? Create an account